Что от нас скрывают. Проблемы социально-экономического развития локальных территорий. Основные проблемы социально-экономического развития россии

ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНО — ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Глобализация и усиление конкуренции на мировом рынке, ухудшение экологической ситуации, изменчивость курса мировых валют, старение населения привели к обострению социально-экономических проблем в современной России. В настоящее время политика государства должна включать в себя не только усилия по изменению неблагоприятных тенденций, но и меры по адаптации к тем из них, изменить которые невозможно.

Рассмотрим основные противоречия социально-экономического развития, которые стоят перед современной Россией. Вполне естественно то, что они пересекаются, обостряют и во многом обуславливаются друг другом. Некоторые из них стоят наиболее остро и требуют скорейшего решения и незамедлительного вмешательства государства. Другие – являются следствием первых или их влияние на социально- экономическую обстановку страны не настолько сильно.

Итак, основными проблемами, стоящими перед современной Россией, являются следующие:

  1. Демографическая ситуация
  2. Здоровье нации
  3. Качество жизни населения
  4. Социально-экономическое неравенство и бедность

5 Низкий уровень культуры населения, культурная «маргинализация» и «примитивизация» значительной части населения

6.Территориальные диспропорции в социально-экономическом развитии.

Демографическая проблема является самой сложной и «тянет» за собой многие другие. Она появляется, прежде всего, в снижении численности и старении коренного населения, его низкой рождаемости и высокой смертности
.

В 2015 г естественный прирост численности населения России составил 21,1 тыс. человек. Это ниже показателя 2014 года примерно в полтора раза.
Существует мнение, что вся рождаемость сосредоточена в республиках Северного Кавказа, в то время как русские регионы «продолжают вымирать», а значительная часть новорождённых в той же Москве приходится на гастарбайтеров. Падение уровня рождаемости протекает на фоне роста уровня смертности населения
.
Естественная убыль россиян за прошлый год выросла вдвое — с 0,4 до 0,8 на 1 тыс. населения.

Одной из острейших проблем современной демографической ситуации остаётся низкая продолжительность жизни, особенно у мужчин, и их высокая смертность в трудоспособном возрасте. В то же время, доля пожилого населения по отношению к работоспособному достаточно велика. Старение населения приводит, если принять к вниманию расходы на выплату пенсий, социальное обслуживание, медицинское и лекарственное обеспечение, к росту «иждивенческой» нагрузки на работающее население. В будущем, за счёт низкой рождаемости данная диспропорция будет только увеличиваться. Данные демографические изменения, несомненно, могут привести к замедлению социально-экономического развития страны. Выход из создавшейся ситуации только один — повышение уровня рождаемости населения.

Низкий уровень рождаемости — свидетельство отсутствия средств на выращивание и воспитание ребёнка.
Именно поэтому была разработана программа, согласно которой за рождение второго ребенка и дальнейших детей родители могут получить сумму, которая позволит компенсировать расходы на содержание малыша.
Программа стартовала 1 января 2007 года и действует по сегодняшний день. Кроме этого, существует ряд других государственных программ, направленных на поддержку молодых и многодетных семей.

С демографической проблемой тесно переплетается здоровье нации. Высокая смертность среди трудоспособной части населения является следствием низкого качества здоровья населения. Здоровье нации определяется уровнем и структурой заболеваемости различными болезнями, ведущими к смерти.
Анализ статистических данных делает очевидным, что Россия умирает от сердечно — сосудистых заболеваний (около 30% от общего количества смертей). Далее идут онкологические заболевания, болезни органов дыхания и пищеварения. Высокая смертность именно от этих заболеваний во многом обусловлена не только низким качеством здравоохранения, но и образом жизни, рационом питания населения.

Качество жизни населения – это, прежде всего, достойный уровень доходов и потребления, доступность всех слоёв населения к общественным благам. В условиях затянувшегося финансового экономического кризиса, увеличения уровня безработицы, роста инфляции доходы населения падают. По данным Росстата за прошлый год расходы населения превышают его доходы, что приводит к невозможности для большей части граждан получить доступ к качественному здравоохранению, полноценному досугу и отдыху, обеспечить хорошее образование своим детям. Из данной проблемы плавно вытекают и ряд других, а именно,
социально-экономическое неравенство и бедность, низкий уровень культуры населения, культурная «маргинализация» и «примитивизация» значительной части населения.

Растущая социально-экономическая поляризация общества
остаётся одной из главных социально – экономических проблем современной России. В процессе экономического развития России выросли не только доходы населения, но и разрыв между уровнями доходов богатых и бедных. С одной стороны, мы наблюдаем рост устойчивых групп населения с низким уровнем жизни – пенсионеры (несмотря на проводимые индексации, средний размер пенсий на сегодняшний день в большинстве регионов сопоставим с прожиточным минимумом пенсионеров), получатели социальных выплат, многодетные семьи, часть работников бюджетной сферы. С другой стороны, большая часть доходов, ресурсов и имущества продолжает концентрироваться в руках узкой части населения – предпринимателей высшего звена, крупных политических деятелей. Средний класс, который должен стать опорой для экономики любого развитого государства, в России пока занимает слабые позиции. Подобное расслоение общества, несомненно, приводит к катаклизмам не только в социально – экономической, но и в политической сферах.

Модель поведения человека, в особенности подростка, часто является результатом влияния СМИ. Перенасыщение СМИ «отрицательными» героями, отсутствие необходимой пропаганды здорового образа жизни и семейных ценностей, неправильная расстановка приоритетов слепое поклонение «ложным» идолам приводит к «маргинализации» значительной части населения. Низкая степень цивилизованности российского социума является серьёзным препятствием для достойного образовательно – ментального развития населения, что, в свою очередь, соответствующим образом отражается на состоянии и векторах демографического и социально-экономического развития.

К сожалению, в современной России сохраняется пропасть между «столичными» городами и периферией. Уровень жизни, развития производительных сил, отраслей социальной сферы, инфраструктуры крупных городов и российской «глубинки» существенно различается. В результате, мы наблюдаем так называемую «внутреннюю» миграцию, отток значительной части трудоспособного населения в региональные центры из маленьких городов, что негативно сказывается на социально – экономической ситуации последних.

Список литературы

  1. http://lektsii.net
    . Социально-экономические проблемы современной России и пути их решения
  2. Васильева А.В., Васильева Е.В. «Проблемы социально-экономического развития регионов России», журнал »Евразийский союз учёных»,2015 г, 33 стр.
  3. http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/level/

Переход от административно-командной системы к рыночным отношениям в России способствовал существенным изменениям экономической природы регионов, которые продолжаются по настоящее время. В целом данные преобразования можно охарактеризовать как превращение региона из объекта управления в самостоятельный экономический субъект, основной задачей которого является организация воспроизводственных процессов в пределах собственных границ и выполнение социально-ориентированных функций.

Российская региональная экономика имеет свои особенности и историю развития. В начальный период – период бурного капитализма, применялась, основанная на монетарных принципах модель государственного регулирования, отвергающая вмешательство государства в экономику страны. В этот период времени региональная составляющая как объект государственного регулирования практически исчезла . Регионы превратились в отдельные «государства в государстве», где контроль осуществлялся только на уровне административно-политического механизма. В экономическом отношении контроль со стороны федерального центра практически отсутствовал. Как следствие, в течение короткого промежутка времени между регионами образовался большой разрыв в экономическом развитии. И это незамедлительно отразилось на социально-экономическом состоянии целого ряда субъектов РФ, результатом чего явилось как перетекание капитала, так и трудовых ресурсов в более сильные с экономической точки зрения регионы. Значительный дисбаланс в социально-экономическом развитии территорий страны, наблюдавшийся 15 лет назад, являлся серьезной угрозой для экономико-политического режима всего государства. Чтобы исправить сложившуюся ситуацию была применена бюджетная модель регулирования регионального развития.

Выбор указанной модели стал результатом успешного применения бюджетного регулирования при реализации рыночных реформ в Восточной Европе и других экономически развитых странах. Политика бюджетного перераспределения и другие инструменты фискальной политики являются наиболее действенными, а часто единственно доступными формами поддержки развития депрессивных регионов . В России, в силу недостаточной проработки программ экономического развития, процедура распределения средств федерального бюджета и предлагаемых льгот превратилась из экономического рычага воздействия в административно-политический.

Серьезные проблемы были вызваны несовершенством механизма поступления бюджетных средств в регионы. В соответствии со сложившейся практикой они распределяются по двум каналам: региональному и отраслевому. Поскольку отраслевой не имеет официальной разбивки по регионам, то суммарные средства, полученные регионами, не могут быть корректно определены . Расхождения федеральных и местных властей по вопросу региональной оценки полученных из бюджета средств приводили и приводят к многочисленным конфликтам, которые тормозят реализацию экономических преобразований. Стоит отметить, что возможности применения бюджетной модели как основного метода воздействия на экономическое развитие в современных условиях весьма ограничены не только из-за ослабленного кризисом консолидированного бюджета, но и в связи с невозможностью добиться абсолютного равновесия при уже существующих различиях экономических потенциалов субъектов федерации. Следовательно, государственная региональная политика должна быть направлена не на выравнивание бюджетных доходов между регионами за счет финансирования их дефицитов, а на инвестирование средств в наиболее экономически активные и обладающие потенциалом регионы. Это будет стимулом не только более успешно развивающимся регионам, но и заставит остальные регионы перестроиться на рыночные рельсы и перестать всецело, зависеть от поступлений из федерального центра. Приоритетным направлением в реализации государственной региональной политики должно стать не заявляемые потребности субъектов федерации, а состояние и возможности государства по софинансированию целевых программ развития регионов и институциональных изменений. Наряду с этим во избежание усиления дисбаланса развития регионов целесообразно для субъектов с критическими социально-экономическими условиями разработать специальные инвестиционные программы развития, направленные на наращивание их экономического потенциала.

Также необходимо отметить, что эффективность региональной политики государства определяется не только наличием методологии и теории реализации экономических преобразований, но и наличием финансовых ресурсов для их осуществления . Масштабы, формы и механизмы формирования и распределения финансовых ресурсов региональной политики во многом зависят от социально-экономических факторов и политической ситуации как в государстве, так и регионах. Чем более развиты эти компоненты, тем больше возможностей как для поддержки депрессивных регионов, так и для стимулирования роста регионов-«локомотивов».

Формирование и расходование финансовых ресурсов региона может быть результативным при условии выполнения следующих принципов: переход от бюджетной формы федеральной поддержки текущих расходов субъектов к долгосрочной политике государственного перераспределения финансовых ресурсов с целью последовательного развития институциональной основы рыночной экономики регионов, стимулирования предпринимательской и инвестиционной активности; отказ от практики преобладания политических мотиваций при распределении средств федерального бюджета между регионами; целевое финансирование конкретных программ, имеющих соответствующее социально-экономическое обоснование; внедрение принципов «прозрачности» расходования финансовых ресурсов региональной политики; использование конкурсных принципов в процессе принятия решений о выделении федеральной финансовой поддержки; совершенствование законодательной базы в области финансово-бюджетных взаимоотношений федерального центра и субъектов федерации .

В рамках перечисленных целевых ориентиров региональное развитие должно представлять собой целенаправленную, институционально и законодательно оформленную деятельность, направленную на равномерное развитие субъектов и сглаживание социально-экономического дисбаланса.

Список литературы Агарков С.А. Стратегические приоритеты инвестиционного развития индустриального региона в условиях реформирования экономики – М.: Экономика, 2003 – С. 216. Горегляд В.П. Перспективы и тенденции развития бюджетной системы Российской Федерации. М., Издательство РАГС, 2002 – С. 174. Курьянова Т.В. Становление региона как самостоятельного экономического субъекта. Региональная экономика: теория и практика, М.. 2007. Курьянова Т.В. О совершенствовании программ регионального развития. Проблемы экономики №4, М., 2007. Лексин В.Н. Государство и регионы. Теория и практика государственного регулирования территориального развития. М., УРСС, 2001 – С. 27.

Следует начать с констатации того, что
федеральная политика в отношении регионов строилась предыдущие годы на
платформе выравнивания социально-экономического развития регионов. Политика выравнивания
была обусловлена рядом обстоятельств.

Региональная организация Российской
Федерации во многом сформировалась в эпоху плановой индустриализации. В
советский период регионы рассматривались как совокупность географически
сопряженных производственно-технологических площадок, совместно обеспечивающих
сбалансированность и самодостаточность экономики, ее динамичный рост. В силу
этого региональное развитие страны осуществлялось как плановое размещение на территории
производительных сил. В первую очередь, исходя из этого, по территории
распределялось население (в советский период были осуществлены масштабные
миграционные программы по освоению северных и восточных земель, проведена
урбанизация страны), устанавливались инвестиционные приоритеты и сроки
проектного освоения отдельных территорий (в 1920-30-е годы – подъем отсталых
окраин; в 1930-е и начале 1940-х годов – создание второй металлургической базы
и заводов -дублеров на Урале и в Сибири; в 1950-70-е годы – ускоренное развитие
восточных районов; в 1960-80-е годы – формирование крупных
территориально-производственных комплексов), а также определялся правовой
статус последних (к моменту создания РСФСР в 1917 году в России было 56
губерний, в 1922 году – уже 72, в 1930 число краев и областей было сведено к
13-ти, к 1991 году в Российской Федерации было 89 субъектов Федерации).

В конце 1990-х – начале 2000-х годов
государственная политика регионального развития, основанная на целях и
принципах предыдущего этапа развития страны, себя фактически исчерпала, а
унаследованная Россией от Советского Союза региональная организация вступила в
период масштабной перестройки. Основными процессами, трансформировавшими
экономические и пространственные
системы регионов Российской Федерации на протяжении последних 15 лет
были:

¾
формирование нового
геополитического и экономического пространства после распада СССР;

¾
демонтаж
административно-плановой экономики и переход к экономике нового типа;

¾
открытие национальной
экономики для внешнего рынка;

¾
изменения
государственного устройства, в том числе
административных и бюджетных отношений центра и регионов;

¾
новая регионализация
России, в ходе которой появляются новые регионы как культурные и социально-экономические
образования, выстраиваемые на основе общей социальной и хозяйственной жизни
поверх старых административных границ (формирование новых энергетических и
транспортных рынков, реструктуризация образовательного пространства страны,
формирование зон развития вдоль транспортных коридоров и, прежде всего,
европейского транспортного коридора № 9, появление проектов нового освоения,
выходящих за границы одного региона, например, проекта развития нефтегазодобычи
в Восточной Сибири и пр.);

¾
следующий этап
урбанизации («новый урбанизм»), когда городской образ жизни, развитие
инфраструктур и пространственной организации городов определяются не столько
промышленно-технологическими требованиями, сколько требованиями современной и
дружественной к человеку среды жизни.

Данные процессы привели к возникновению
целого комплекса новых экономических, социальных и политико-правовых проблем,
непосредственно отразившихся на устойчивости социально-экономической ситуации в
отдельных российских территориях и в целом всей региональной организации
страны. Это вызвало необходимость формирования специальной государственной
политики регионального развития и принятия настоящей «Концепции Стратегии»,
подготовленной в соответствии с приоритетами деятельности Правительства
Российской Федерации, определенными в «Основных направлениях деятельности
Правительства Российской Федерации до 2008 года».

1.1. Экономические структурные проблемы
регионов Российской Федерации

Регионы, создававшиеся и развивавшиеся в нерыночной логике, при
помещении их в рыночную среду
перестали
соответствовать масштабу экономических и социальных процессов открытого рынка.
Часть субъектов Российской Федерации и городов — административных центров явно
оказались не в состоянии обеспечивать конкурентоспособность собственного
хозяйства не только в глобальном, но даже и страновом масштабе. В первую
очередь, не нашли себя в новой экономике те поселения, которые исторически
возникли в связи с решением старых геополитических задач (центры
военно-промышленного комплекса, военные городки, закрытые административно-территориальные
образования, монопрофильные поселения, полностью зависящие от технологии
градообразующих предприятий и пр.). По экспертным оценкам, ежегодные потери
Российской Федерации от неэффективной пространственной организации оцениваются
в 2,25-3,0 % ВВП в год.

1.1.1. Постепенная рыночная оптимизация хозяйственной деятельности и численности
населения в регионах, столкнувшись с неэффективной пространственной
организацией страны, привела к росту расходов на поддержание
инфраструктурного хозяйства, избыточного в теряющих население и
производственные активы территориях и недостаточного в растущих регионах
(ограниченность возможностей портового хозяйства, экспортных трубопроводов в
нефтегазовом комплексе, систем жизнеобеспечения в ЖКХ). Зачастую, инженерные и
социальные инфраструктуры были развернуты там, где они сейчас не нужны (в
частности, 11-12% установленной мощности электрогенерирующих объектов в России
не эксплуатируется уже длительное время), а там, где в этих инфраструктурах
существует большая потребность, их явно недостаточно (энерогодефицит и
перегруженность сетей уже ощущается и в Москве, и Санкт-Петербурге). Нередко
данные инфраструктуры предельно устарели, а их эксплуатация чрезвычайно
ресурсоемка. Например, эксперты отмечают, что 75% существующего жилого фонда России
составляют самые энергозатратные в мире дома из сборного железобетона. На
теплоснабжение данного фонда затрачивается не менее 45% энергоресурсов (около
430 млн. тонн условного топлива в год), что в 2,3 раза больше, чем расход
топлива на производство электроэнергии. Постоянное наращивание расточительного
теплопотребления и большие потери тепла в сетях привели к устойчивому дефициту
тепловых мощностей и снижению надежности теплоснабжающих систем. Дефицит
тепловой мощности почти в 190 городах России составляет 20% от потребности и,
вполне понятно, что в холодные зимы этот дефицит увеличивается в разы. Потери
тепла только при транспортировке теплоносителя из-за значительной протяженности
и неудовлетворительного состояния магистралей достигают в зимний период 25-30%.

1.1.2. Унаследованная от СССР система расселения и территориальная
хозяйственная организация Российской Федерации предопределили
закрепление
в первую очередь сырьевой специализации страны. Наиболее
конкурентоспособной на мировом рынке частью страны оказываются сырьевые зоны
России. Они «стягивают» на себя проектные мощности, поглощают свободные
капиталы, квалифицированную и мобильную рабочую силу. В частности, большинство
инфраструктурных проектов последнего десятилетия нацелены на обеспечение
транзитной экономики. Специфической является направленность проектируемых
крупных транспортных путей: от сырьевых зон к портам и пограничным переходам
для вывоза на экспорт. Отсутствие зон высокоорганизованной урбанистической среды
жизни (дефицит современных городских инфраструктур, информационных каналов,
экологически благоприятных условий жизни в населенных пунктах, ограниченная
транспортная доступность основных мировых центров) становится препятствием для
концентрации на территории Российской Федерации ресурсов будущего:
высококвалифицированной мобильной рабочей силы, инновационных технологий,
источников информации, брэндов, культурных ценностей и так далее.

1.1.3. Складывающаяся в Российской Федерации новая иерархия регионов не
всегда обеспечивает рост связанности в стране. Существующие старые региональные
границы, поддержанные административно, блокируют процессы
социально-экономического развития, регионы-лидеры пока слабо влияют на развитие
других территорий. Это выражается, с одной стороны, в
значительных потерях,
связанных с автономизацией хозяйственных и социальных комплексов отдельных
территорий (например, конкуренция портовых комплексов и транспортных проектов
на Северо-Западе России). С другой стороны, слабая связанность и непродуктивность взаимодействия
регионов в существующей пространственной конфигурации выражается в том, что
внутри страны возрастает разрыв в
темпах роста экономики между отдельными субъектами Федерации. В конце 1990-х годов, разрыв по объемам валового регионального
продукта (ВРП) на душу населения между разными субъектами Российской Федерации
составлял 18,9 раз и превышал различия в уровне развития стран так называемого
«золотого миллиарда» и беднейших государств мира. Ситуация региональной
дифференциации в России в начале 2000-х годов только усугубилась. В 1998 году
душевое производство ВРП в десяти наиболее экономически развитых регионах
России превышало среднестатистический уровень в 2,5 раза, а в 2000-ом – уже в
3,2 раза. Экономические аутсайдеры увеличили свое отставание от
среднероссийских показателей с 3,3 до 3,5 раз. К 2004 году десять-двенадцать
субъектов Федерации из 89 обеспечивали более 50% ВВП страны. В этих же регионах
сосредоточились основные инвестиции и другие ресурсы экономики. Разрыв в
социально-экономической ситуации становится основным социальным противоречием,
порождающим политические конфликты.

Таблица 1.1.1. Доля
отдельных субъектов Российской Федерации в суммарном ВРП России,
%.

Доля в 2002 г., %

Доля в 1994 г., %

1. г. Москва

1.г. Москва

2.
Тюменская область

2.
Тюменская область

3.
Московская область

3.
Свердловская область

4. г.
Санкт-Петербург

4.
Московская область

5.
Республика Татарстан

5. г. Санкт-Петербург

6.
Свердловская область

6.
Самарская область

7.
Самарская область

7.
Красноярский край

8.
Красноярский край

8.
Нижегородская область

9.
Краснодарский край

9.
Башкортостан

10.
Республика Башкортостан

10.
Челябинская область

Всего
10 субъектов

Всего
10 субъектов

Таблица 1.1.2. Изменение
производства ВРП в 1998-2003 гг.
(в сопоставимых ценах; в процентах к предыдущему году)

Российская
Федерация
из суммы регионов

Центральный
ФО

Белгородская
область

Брянская
область

Владимирская
область

Воронежская
область

Ивановская
область

Калужская
область

Костромская
область

Курская
область

Липецкая
область

Московская
область

Орловская
область

Рязанская
область

Смоленская
область

Тамбовская
область

Тверская
область

Тульская
область

Ярославская
область

Северо-Западный
ФО

Республика
Карелия

Республика
Коми

Архангельская
область

в т.ч.
Ненецкий АО

Вологодская
область

Калининградская
область

Ленинградская
область

Мурманская
область

Новгородская
область

Псковская
область

г.Санкт-Петербург

Южный ФО

Республика
Адыгея

Республика
Дагестан

Республика
Ингушетия

Кабардино-Балкарская
Республика

Республика
Калмыкия

Карачаево-Черкесская
Республика

Республика
Северная Осетия (Алания)

Чеченская
Республика

Краснодарский
край

Ставропольский
край

Астраханская
область

Волгоградская
область

Ростовская
область

Приволжский
ФО

Республика
Башкортостан

Республика
Марий Эл

Республика
Мордовия

Республика
Татарстан

Удмуртская
Республика

Чувашская
Республика

Кировская
область

Нижегородская
область

Оренбургская
область

Пензенская область

Пермская
область

в т.ч.
Коми-Пермяцкий АО

Самарская
область

Саратовская
область

Ульяновская
область

Уральский ФО

Курганская
область

Свердловская
область

Тюменская
область

в т.ч.
Ханты-Мансийский АО

Ямало-Ненецкий
АО

Челябинская
область

Сибирский ФО

Республика
Алтай

Республика
Бурятия

Республика
Тыва

Республика
Хакассия

Алтайский
край

Красноярский
край

в
т.ч.Таймырский АО

Эвенкийский
АО

Иркутская
область

в
т.ч.Усть-Ордынский АО

Кемеровская
область

Новосибирская
область

Омская
область

Томская
область

Читинская
область

в т.ч.
Агинский-Бурятский АО

Дальневосточный
ФО

Республика
Саха (Якутия)

Приморский
край

Хабаровский
край

Амурская
область

Камчатская
область

в т.ч.
Корякский АО

Магаданская
область

Сахалинская
область

Еврейская АО

Чукотский АО

1.1.4. Доминирующая в стране внутренняя производственно-территориальная
организация большинства регионов не обеспечивает их конкурентоспособность в
глобальном рынке. В результате советской политики размещения производительных
сил в
России не существует практически ни одного конкурентоспособного
территориального кластера как динамичной и внутренне конкурентной сети
близко локализованных предприятий, производящих одну и ту же или смежную
продукции и совместно обеспечивающих хорошие рыночные позиции для страны,
отрасли и самих предприятий. Примерно одна четверть всех субъектов Российской Федерации
имеет монопрофильную экономику и основным донором их бюджетов выступают не
производственные сети, а крупные вертикально-интегрированные корпорации. Даже
несырьевая и старонаселенная Тверская область, имеющая полиотраслевую структуру
хозяйства, на деле зависит от счетного количества предприятий (четыре
предприятия лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности
производят более 60% продукции отрасли; в машиностроении три предприятия
суммарно дают более 44%; в энергетике два предприятия обеспечивают почти 90%
производства). Монофункциональные регионы наиболее уязвимы при изменении
экономических условий. Монофункциональных городов больше всего в
старопромышленных региона Центра, Урала и в регионах нового освоения. В 13
регионах Российской Федерации доля таких городов превышает 60%. Хотя более 74%
монофункциональных городов — малые и средние, с населением менее 50 тыс.
человек, концентрация населения в них достаточно высока. Только в Свердловской
области в монофункциональных городах проживает 1,5 млн. человек (42% городского
населения), в моногородах республик Хакасия и Коми, Тюменской, Вологодской,
Архангельской областей — более половины всего городского населения. На долю
монофункциональных городов приходится более 40% городского населения Сибири.
Поэтому инвестиции в России пока идут преимущественно в сырье, в крупные
корпорации, в большие рынки, но не в конкурентоспособные в мировом масштабе
территориально-производственные кластеры.

Таблица 1.1.3. Регионы с наибольшей долей
монофункциональных городов

Количество
городов, всего

В том
числе монофункциональных

Доля
монофункциональных городов, %

Чукотский
АО

Республика
Хакасия

Республика
Карелия

Ивановская
область

Свердловская
область

Кемеровская
область

Нижегородская
область

1.2 Социальные (демографические, квалификационные
и этнокультурные) проблемы регионов России

Сложившаяся региональная организация Российской
Федерации пока не в полной мере обеспечивает воспроизводство и капитализацию
ключевого актива страны – человеческих ресурсов. В силу этого региональное
развитие сталкивается с целым комплексом социальных (демографических,
квалификационных, этнокультурных) проблем.

1.2.1. Сложившаяся в результате первичной
индустриализации система расселения России
не обеспечивает воспроизводства человеческих
ресурсов в большинстве регионов. Во-первых, подавляющее большинство
крупногородских агломераций с демографической и миграционной точки зрения
подвержены долгосрочной стагнации. Из 13 городов-миллионников рост
демонстрируют только Москва, Ростов-на-Дону и Волгоград. Пермь покинула «клуб
миллионеров», снизив свою численность. Несколько крупнейших городов страны
также вплотную подошли к этому символическому барьеру. Во-вторых, в
целом за
1991-2001 годы численность граждан, проживающих в городах, уменьшилось на 4,3
млн. человек, или на 3,9%. В-третьих, господствующая индустриальная урбанизация
привела к так называемому «современному типу воспроизводства населения» или «демографическому
переходу» (снижение рождаемости и смертности и постепенный переход к простому
воспроизводству). Соотношение рождаемости и смертности в последние десятилетия
лет менялось в сторону распространения естественной убыли населения на все
большее число регионов России. В 1990 г. она охватывала только наиболее
постаревший Центр и Северо-Запад страны, а к 2003 г. распространилась на
подавляющей части территории — в 74 субъектах федерации из 89. Естественный
прирост сохранился только на Северном Кавказе (Чечня, Дагестан, Ингушетия,
Кабардино-Балкария) и в некоторых регионах Сибири, причем по разным причинам. В
республиках Тыва и Алтай, Агинском Бурятском округе положительный естественный
прирост связан с незавершенностью демографического перехода и более высокой
рождаемостью, а в северных автономных округах (Ханты-Мансийском, Ямало-Ненецком
и других) — с более молодой возрастной структурой населения. Самая большая
естественная убыль — в областях Центра и Северо-Запада, особенно в Псковской,
Тверской и Тульской областях (минус 14-16 человек на 1000 человек населения). В ряде
регионов за последние полтора десятилетия исчезли 1/3 населенных пунктов.
Деревня впервые за всю российскую историю оказалась не способна к
самовоспроизводству.

Карта
1.2.1.

1.2.2. Сохранение нынешнего уровня рождаемости (при
неизменной смертности и отсутствии миграционного прироста) может к 2050 году
привести к ежегодной убыли населения в размере 1,8%
и увеличению доли населения пенсионного
возраста с 20,5% по переписи населения 2002 года до 34–35%, при
одновременном сокращении доли детей и подростков, населения трудоспособного
возраста. Средний возраст живущих в России с 1989 по 2002 гг. вырос с 34,8 до
37,8 лет. При этом средний возраст мужчин вырос с 31,9 до 35,3 лет, а женщин —
с 37,2 до 40,0 лет, то есть старение мужской части населения происходило
быстрее, чем женского. По данным переписей, старение затронуло население всех
регионов, кроме жителей Чечни и Ингушетии, где средний возраст живущих
сократился на 2,5 года (данные по этим республикам наименее достоверны). В
остальных регионах скорость старения различается весьма существенно — от 6,0 лет
в Магаданская области, до 1,1 — в Дагестане. Сильнее всего состарилось быстро
уменьшающееся население Дальнего Востока, но процесс старения не обошел и
растущее население Ханты-Мансийского автономного округа, средний возраст
которого возрос на 5,8 лет. Это связано с резко сократившимся оттоком пожилого
населения из регионов нового освоения .

Карта 1.2.2.

При дальнейшем нарастании негативных
тенденций в рождаемости и смертности численность экономически активного
населения к 2010г. сократится по сравнению с 2005г. на 3.6 млн. человек, а к
2015г. –еще на 7 млн. (за 10 лет –на 10.6 млн. человек).
Второе пятилетие будет наиболее неблагоприятным для наращивания трудового
потенциала страны. При такой динамике численности экономически активного
населения удвоение за десятилетие ВВП представляется весьма проблематичным. Для
удвоения нужно чтобы каждые 5 лет ВВП возрастал в 1.416 раза (среднегодовые
темпы роста 1.072). Если принять среднегодовые темпы прироста
производительности труда в 4% (темпы роста 1.04), то для поддержания темпов
роста ВВП на нужном уровне, необходимо не сокращение численности занятого
населения, а его рост, как минимум в 1.386 раза. Очевидно, что в условиях
сокращения численности экономически активного населения до 96.7% (2010г. к
2005г.=0.967) объем ВВП может быть увеличен лишь в 1.177 раза (3.3% в среднем
за год).

Общее сокращение численности населения
Российской Федерации и генеральная тенденция миграции в России опасны с
геополитической точки зрения. Они могут привести к образованию «демографического
вакуума» в приграничных районах Сибири и Дальнего Востока и создают объективные
предпосылки для замещения населения иммигрантами из соседних стран, что не
отвечает экономическим и геополитическим интересам страны.

Уменьшение численности молодежи,
достигающей возраста совершеннолетия, вызывает опасность обострения проблемы
комплектования вооруженных сил, правоохранительных органов и иных силовых
структур, что представляет собой угрозу сокращения оборонного потенциала
страны, охраны государственных границ и проведению других мер, связанных с
национальной безопасностью.

Сокращение численности детей и подростков
приведет к возникновению проблем трудовых ресурсов, способных воспроизводить и
развивать материальный и интеллектуальный потенциал Российской Федерации.
Уменьшение численности населения рабочих возрастов создает угрозу сокращения
экономического потенциала страны. В условиях ожидаемого экономического роста,
сокращение экономически активного населения вызовет дефицит рабочей силы.

1.2.3. В стране чрезвычайно мало привлекательных
для миграционного притока населения регионов. Во-первых, в настоящее
время сальдо внешней миграции России формируется из положительного
миграционного прироста со странами СНГ и Балтии (за счет этих стран Россия приобретает
население) и за счет миграционной убыли в обмене со странами дальнего зарубежья
(рис. 1.2.1). Миграционный прирост со странами СНГ увеличивался до 1994 г. за
счет прибытия в Россию большого числа мигрантов из этих стран, затем началось
его сокращение. По итогам 2004 г. миграционный прирост по сравнению с 1994 г.
сократился с 846 тыс. до 40 тыс. человек – более чем в 20 раз.

Рис. 1.2.1
Миграционный обмен России со странами СНГ и дальнего зарубежья в 1997-2003 гг.,
человек

Во-вторых, результаты миграционного обмена
со странами дальнего зарубежья наоборот складываются не в пользу России в
количественном и качественном измерениях. За период 1989-2004 гг. страну покинули
около 1,2 млн. человек, в то время как прибыло в Россию всего 170 тыс. человек
из стран дальнего зарубежья. Основными странами выезда россиян на постоянное место
жительства являлись Германия, Израиль и США. В-третьих, внутри страны мало зон
привлекательных для миграционного притока населения. В 1990-х годах начался
отток населения из регионов севера и востока России. За 1990-2000 гг. Дальний
Восток потерял за счет миграций около 900 тыс. человек, Европейский Север —
более 300 тыс., Восточная Сибирь — около 200 тыс. Только Западная Сибирь
сохраняла в 1990-е годы положительное сальдо миграций за счет притока
переселенцев из Казахстана и Средней Азии. Изменилась география трудовых
миграций. С середины 1990-х гг. притяжение Москвы с ее огромным рынком труда
стало более ощутимым для жителей многих соседних областей, зона трудовых
миграций в столицу охватила весь Центральный район. Кроме того, растет трудовая
миграция мужчин молодых и средних возрастов из республик Северного Кавказа в
регионы и крупные города Центральной России, нефтегазодобывающие округа
тюменского Севера. Но оценить ее объемы сложно, так как подавляющее большинство
мигрантов трудоустраивается в неформальном секторе экономики, что далеко не
полностью учитывается при регистрации проживания. В то же время в целом только
на Московскую агломерацию приходится порядка 75% всей внутренней миграции
страны. Особенно остро ситуация утраты трудовых ресурсов и миграционной
привлекательности стоит для ряда регионов, переживших в 1990 – в начале 2000-х
годов масштабный отток населения. Например,
из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей уезжают в
основном трудоспособные жители и семьи с небольшим числом детей, т.е. наиболее
конкурентоспособная часть населения. Это видно при сравнении возрастных
структур населения Севера и покидающих его мигрантов: в разных регионах доля трудоспособного
населения в 2000 году составляла 61-69%, а среди мигрантов — 73%, доля детей —
соответственно 20-27% и 17%. Только по доле старших возрастов население Севера
и мигранты 2000 года сблизились (6-14% и 10% соответственно), хотя в 1998 году
доля пожилых возрастов среди мигрантов была меньше (8%). По сравнению с
советским периодом, когда миграция уходящих на пенсию была одним из основных
потоков, в конце 1990-х годов доля лиц от 50 лет и старше составляла только
14-15% покидающих Север. Но все же структурные сдвиги последних лет показывают,
что ситуация постепенно нормализуется — в начале 2000-х годов эта доля выросла
до 17-19%. В целом же в 40% регионов России (36 из 89) сильная естественная
убыль дополняется миграционным оттоком, большая часть таких регионов (25%)
расположена в освоенной Европейской части страны и пока в них отток невелик.
Только в трех субъектах Российской Федерации – тюменских округах и Ненецком АО
– положительный естественный прирост дополняется миграционным (в Ингушетии это
временная ситуация, связанная с перемещением беженцев из Чечни) .

Карта 1.2.3

1.2.4. Низкая мобильность населения
внутри страны также постепенно превращается в чрезвычайно острую
проблему регионального развития России. Для целого ряда регионов одним из
главных барьеров для экономического роста становится дефицит трудовых ресурсов.
Начиная с 2006 года, убыль трудоспособных ресурсов будет быстро набирать темп
(от –0,25% в 2006 году до –1,2% с 2009 года). К 2010 году численность населения
в трудоспособном возрасте станет меньше на 3,6 млн. человек. Для ежегодного
возрастания ВВП не менее чем на 7%, необходимо, чтобы совокупный рост
численности занятых и производительности труда оставался таким же. Средний темп
повышения производительности труда в благоприятных 2001-2002 годах составлял
3.2%, а численность занятых возрастала в среднем на 1.4%. Среднегодовой прирост
ВВП в эти два года составлял 4.6-4.7%. При сохранении темпов повышения
производительности труда на уровне 2001-2002годов для увеличения ВВП ежегодно
на 7.2% необходим ежегодный рост численности занятых в 3.7%.

Ситуация могла бы разрешиться за счет
мобильности населения – его перетока в регионы и сферы, в которых
обеспечивается наивысшая капитализация (производительность) человеческих
ресурсов. Но в большинстве российских регионов данная мобильность населения
предельно низка. Пространственная мобильность сдерживается совокупностью
факторов:

1.
институтом регистрации и
неразвитостью рынка жилья, неспособного принять значительные массы населения
при их перемещениях по стране. В результате, человек не может жить там, где
есть работа, а вынужден работать там, где у него есть жилье

2.
частичным сохранением
системы натуральных льгот, расширением бюджетного сектора в ряде регионов как
способом удержания населения,

3.
большими транспортными
издержками на перемещения (как для маятниковой, так и для долгосрочной
миграции).

В стране степень подвижности населения —
как фактор внутренней миграции — находится на уровне начала эпохи индустриализации.

1.2.5. Низкая пространственная
мобильность накладывается на низкую квалификационную мобильность населения:
ведь если человек не может перемещаться в пространстве, следуя за рыночными
предложениями в своей профессиональной нише, он вынужден менять профессии,
подстраиваясь под предложения в месте проживания. Но в большинстве регионов
система профессионального образования развернута под уже не существующие советские
территориально-производственные комплексы и не справляется с задачей
обеспечения достаточной квалификации населения. В силу этого складывается
ситуация, во-первых, массовой депрофессионализации населения; во-вторых, утраты
выгоды от ранее сделанных образовательных инвестиций; в-третьих, общего
снижения качества профессионального образования, ориентированного на
потребности предыдущего этапа развития регионального хозяйства или, в лучшем
случае, текущего момента; в-четвертых,
временных, но массовых потерь рынка труда, когда большая часть населения тратит
время на малоперспективное переобучение. Практически
во всех регионах с высокими темпами экономического роста (Москва,
Санкт-Петербург, Тюменская область и т.д.) наблюдается одинаковая картина на
рынке труда: не хватает квалифицированных рабочих, существует переизбыток
специалистов с высшим образованием (зачастую гуманитарных специальностей) и в
то же время недостаток квалифицированных специалистов как технических, так и
гуманитарных направлений (но с опытом работы или наличием второго,
управленческого, образования). При этом образовательная система в случае
отсутствия связей с производственным сектором, скорее всего, не сможет
восполнить существующие проблемы на рынке труда .

1.2.6. Сложившаяся региональная организация страны
пока не в полной мере обеспечивает воспроизводство и капитализацию ключевого
актива – человеческих ресурсов. Это выражается в дестабилизации
качества жизни населения части российских регионов, их сильной стратификации по
данному показателю, как между субъектами Российской Федерации, так и внутри
них. Схема социальной стратификации народонаселения страны
выглядит в настоящий момент следующим образом:

Такая социальная
стратификация российского общества не позволяет, во-первых, включить население
в софинансирование социальных реформ в области здравоохранения, образования и
ЖКХ, без чего будущее реформ остается весьма проблематичным. Во-вторых,
рассчитывать на определенный рост рынка потребления, при нынешних объемах
которого невозможен быстрый рост экономики, соответственно, и проблематична
задача удвоения ВВП в заданные сроки. В-третьих, социальная стратификация не
позволяет рассчитывать на изменение структуры формирования доходной части
бюджетов различного уровня (в смысле увеличения доли участия населения).
В-четвертых, блокирует появление в ближайшем будущем устойчивых институтов
гражданского общества на территориях.

1.2.7. В России
сложилась недостаточная продуктивность межэтнических и межконфессиональных,
кросскультурных взаимодействий, которые на протяжении предыдущего этапа
российской истории были одним из основных источников роста глубины культуры
страны и обеспечивали необходимое для развития культурное разнообразие. С одной
стороны, в Российской Федерации резко возросла русская этническая компонента (в 1991 году русская этническая компонента резко
возросла и составила около 82%, при том, что в СССР и в Российской империи доля
русского населения не превышала 55%). С другой стороны, низкая пространственная
мобильность населения, «регионализация» институтов, отвечающих за формирование
человеческого капитала (развертывание в каждом регионе собственных автономных
систем профессионального образования, культурных учреждений, рост правового
значения этно-конфессиональных различий) привели к падению уровня этнической и
конфессиональной комплементарности, которой характеризовалась Россия, падению
способности к ассимиляции, интеграции и натурализации мигрантов. Во многом это
создает на территории Российской Федерации «анклавы безработицы и экономической
стагнации», границы которых совпадают с границами расселения определенных
этнических и конфессиональных групп. Данные региональные различия имеют
потенциал политической конфликтности и при определенных условиях способны
создавать угрозу стабильности общественного порядка в стране.

Таблица 1.2.2 Этнический состав населения
России по данным переписей 1989 и 2002 годов.

Этнические группы

Все население

Украинцы

Белорусы

Азербайджанцы

Кабардинцы

Даргинцы

1.3. Проблемы управления региональным
развитием в России

Стабилизация бюджетной системы страны и экономический рост дал
государству необходимые ресурсы для реализации политики выравнивания
социально-экономического развития регионов. Сегодня можно констатировать, что
административные и институциональные механизмы государственного управления
региональным развитием во многом утратили свою эффективность, в контексте
использованных инструментов достигнут предел эффективности политики
выравнивания.

Для российского государства в сфере региональной политики возник целый
ряд новых проблем.

1.3.1. Политика выравнивания
социально-экономического развития регионов, характерная для эпохи первичной
индустриализации, и рассчитанная на размещение в регионах основных фондов,
предназначенных для выпуска типовой массовой продукции, а также предполагающая
концентрацию рабочей силы, была заменена на
политику выравнивания последствий
открытия внутреннего рынка.

Бюджетное выравнивание отстающих в
адаптации к рыночным условиям регионов пока не привело к ожидаемым результатам.

Регионы-лидеры стали терять мотивацию к развитию, а среди
остальных территорий начали проявляться иждивенческие настроения.

1.3.2. Для
управления региональным развитием в целом использовался ограниченный набор
инструментов, сводившийся в основном к бюджетным трансфертам и федеральным
целевым программам. Современные инструменты в систему государственного управления
региональным развитием внедряются чрезвычайно медленно. Во-первых,
проведение административной реформы и внедрение бюджетирования,
ориентированного на результат, сосредоточилось в основном на федеральном уровне
государственной власти. В силу это трудно определить качество регионального
управления, выделить показатели развития российских регионов, зафиксировать их
связанность с действиями органов государственной власти. Во-вторых, отсутствует
признанная типология регионов, позволяющая дифференцировать названные
показатели для каждого типа территорий, а на основании этого определить по
отношению к ним параметры государственной политики. В-третьих, отсутствуют
механизмы согласования и синхронизации стратегий регионального развития
субъектов Российской Федерации, стратегий развития муниципальных образований и
федеральных отраслевых стратегий. В результате межрегиональная кооперация фактически отсутствует, бюджетные средства
используются недостаточно эффективно. Федеральные целевые программы не решают
этой задачи. В-четвертых, отсутствует утвержденная Генеральная схема
пространственного развития Российской Федерации, в которой были бы обозначены
федеральные приоритеты в отношении развития конкретных регионов страны,
призванных обеспечить и поддержать решение общенациональных задач удвоения ВВП,
сокращения уровня бедности и сохранения целостности страны, в отношении
старопромышленных регионов, в отношении сырьевых зон. В-пятых, различные аспекты деятельности
территориального планирования «разнесены» по различным ведомствам. Реформы
инфраструктур (транспорт, связь, энергетика, ЖКХ) и в целом последствия
реализации пакета реформ на территориальном уровне не скоординированы и не
синхронизированы. В-шестых, утрачена культура планирования использования территории. Аналитическая модель новой пространственной
организации страны не востребована в правоприменительном и бюджетном процессе.
Проектно-планировочная документация сохраняется в том виде, в каком она
сложилась еще в советскую эпоху, но относительно эффективно может выполнять
свою регулирующую функцию. В современных условиях, разработанная в 1994 году
Генеральная схема расселения Российской Федерации не выполняет своей
координирующей роли по отношению к действиям бизнеса и власти территорий.

1.3.3. Сложившаяся административно-территориальная
форма регионализации России далеко не всегда является продуктивной.
В ряде случаев старые административные
границы сковывают развитие социально-экономических процессов в России,
сдерживают экономический рост ее регионов, существенно понижают масштабность
региональных стратегий развития. В частности, старые административные формы
российских регионов оказались маловосприимчивы к идущему в мире процессу нового
регионального строительства, облекаемого в соответствующие правовые формы. Так,
в мире новые крупные регионы становятся более активными игроками на
глобальном рынке: они способны продуцировать более масштабные проекты; их
столицы претендуют на более высокий статус в мировой региональной иерархии;
схемы развития транспортных путей, системы расселения становятся более простыми
и понятными. Недаром Польша в преддверии вступления в Евросоюз осуществила
укрупнение своих воеводств. Вместо 49, было создано 16 регионов (воеводств).
Широкую известность получил опыт создания ассоциаций муниципалитетов в США и
Японии (по поправкам 1994 года к закону Японии «О местной автономии», было
юридическое признание «коики рэнго» («ассоциаций обширных районов») со
специальной системой управления, создаваемых для решения специфических задач
силами нескольких префектур и/или городов). В Европе принята рамочная конвенция
о приграничном сотрудничестве территориальных сообществ и властей (Мадридская
конвенция от 21 мая 1980 года). Сегодня в Европе эффективная форма приграничных
сообществ представлена 136 еврорегионами и, в том числе, в Центральной и
Восточной Европе – 42. Укрупнение
регионов как способ обеспечить их конкурентоспособность и минимизировать
непроизводительные расходы, в полной мере использовать известный всем
экономистам «эффект масштаба» является процессом набирающим силу и обретающим
все новые формы. В частности, после завершения строительства соединяющего
датский Копенгаген и шведский Мальме моста через пролив Эресунн эти два города
фактически образовали «единый муниципалитет». В настоящий момент по пути создания «единого муниципалитета» фактически
уже движутся эстонский Таллинн и финский Хельсинки. Следует учитывать:
Европейский союз исходит из того, что в ХХI веке «Европа стран» станет «Европой
регионов». Именно регионы будут обеспечивать глобальную конкурентоспособность.
Тренд на их укрупнение является естественным. Интенсивное новое региональное
строительство идет в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В частности, Китайская
народная Республика реализует план создания почти 100 новых городов — «миллионников»,
в ноябре 2003 года Госсовет КНР создал «руководящую группу» по возрождению
«старых промышленных баз» в северо-восточных провинциях Ляонин, Цзилин и
Хэйлунцзян как едином старопромышленном регионе. Очевидно, что процессы новой
регионализации затрагивают, в том числе и российские территории. Во многом эти
процессы определяются глобальными тенденциями и развертываются в
геополитической и геоэкономической логике. Принимаемая в стране форма освоения
территориальных процессов должна обеспечивать конкурентоспособность и
безопасность России и ее отдельных территорий.

Гладышев А.Н., д.э.н., профессор, Жолков А.С., академик Российской Академии естественных наук, Штульберг Б.М., д.э.н., профессор, Шевелкин Н.П., д.э.н., профессор

Российская Федерация переживает сегодня один из наиболее сложных и болезненных периодов в своей истории. Происходят колоссальные изменения в облике общества. Вот уже около 10 лет идет смена экономической формации, сопровождающаяся появлением новых форм собственности на средства производства, нарождением новых производственных отношений. Невиданными в мировой практике темпами осуществляется приватизация, в процесс которой так или иначе оказалось вовлеченным практически все население страны.

В этой связи вполне естественен вопрос о том как воспринимается приватизация различными слоями населения, все ли здесь делается правильно? К сожалению, приходится констатировать, что нет, не все. Более того, нередко возникают явления, которые не согласуются не только с мировыми тенденциями в странах со свободным предпринимательством и рыночной экономикой, но и со здравым смыслом.

Усиление государственного регулирования

Мы исходим из глубокого убеждения и мирового опыта, что ключевой причиной наших бед является устранение государства из сферы управления, особенно в период глубочайшего кризиса. Не умаляя достоинств рынка, его огромной созидательной силы, можно со всей ответственностью заявить, что под видом всестороннего усиления роли рынка государство неоправданно отодвинуто на задний план. Это привело к разрушению целостной системы эффективного управления социально-экономическими процессами, включающей как рынок, так и государственное регулирование.

Мы убеждены, что выход из кризиса невозможен без кардинального усиления государственного регулирования экономического и социального развития страны. Практика многих государств свидетельствует, что для выхода даже из менее драматических ситуаций используется вся мощь государства, комплекс мер государственного регулирования.
Нам угрожает жесточайший социальный коллапс, характеризующийся повсеместной депопуляцией населения, невиданным его расслоением при непрерывно возрастающей численности людей, находящихся на грани деградации и вымирания. Без ведущей роли государства невозможно восстановление социальных гарантий, предотвращение дальнейшего раскола общества.
Для вывода России из кризиса требуется многократное увеличение объемов капитальных вложений. Попытки решить проблему методами финансовой стабилизации на макроуровне успехом не увенчались. Без активного участия государства как в части мобилизации имеющихся средств, так и в вопросе обеспечения гарантий отечественным и зарубежным инвесторам эту задачу также не решить.

Экономическое пространство России становится все более разнородным, что приводит ко все большей дезинтеграции субъектов Российской Федерации, сепаратизму и угрожает самому существованию российского государства. Остановить этот процесс можно только на основе самого жесткого государственного контроля за соблюдением Конституции РФ и законов, регламентирующих основы федеративного устройства России.

В условиях нехватки финансовых ресурсов наибольший эффект дает селективная политика, определяющая приоритеты в развитии конкретных отраслей и территорий, реализация которой обеспечивает достижение основных общенародных целей. Разработать такую политику может только государство.

Будучи неподготовленной, Россия стала проводить либерализацию цен и активно выходить на мировой рынок. Это привело к тому, что подавляющая часть предприятий обрабатывающей промышленности оказалась неконкурентоспособной и потеряла рынки сбыта даже в своих регионах. Восстановить конкурентоспособность российской продукции — важнейшая задача в условиях рыночной экономики. Без поддержки государства при жесточайшем дефиците инвестиций большинство предприятий эту задачу самостоятельно решить не в состоянии. Государственные органы всех развитых стран оберегают своих производителей от внешней конкуренции на внутренних рынках и всеми мерами содействуют их проникновению на мировой рынок. Очевидно, что подобную политику желательно видеть и в России.

Криминализация российского общества достигла угрожающего уровня. Рэкет, взяточничество, коррупция, злоупотребления с приватизацией препятствуют развитию предпринимательства, подрывают основы рыночной экономики, наносят огромный вред моральному состоянию общества. Никто, кроме государства, опирающегося на поддержку всего народа, не может успешно бороться с этой раковой опухолью.

В России огромная теневая экономика, размеры которой по различным оценкам достигают от 20 до 40% экономического оборота страны. Она резко сокращает доходы государства, заставляет страдать пенсионеров, детей, военнослужащих, работников бюджетной сферы, деформирует трудовые отношения, ведет к массовым нарушениям прав трудящихся. Задачи государства: во-первых, создать условия для перевода теневой экономики на легальное положение и, во-вторых, организовать действенную систему борьбы с нарушениями экономического законодательства.

Хотелось бы еще и еще раз подчеркнуть, что усиление роли государства мы не рассматриваем как необходимость свертывания рыночных отношений. Суть ее мы видим в нахождении баланса государственного регулирования и рыночных методов хозяйствования, который в наибольшей степени отвечает задачам вывода страны из кризиса, перехода на путь развития.
Для того, чтобы развивалось предпринимательство и предприятия чувствовали себя уверенно на российском рынке, государство должно, как нам представляется, обеспечить: защиту прав собственности и добросовестной конкуренции; социальные гарантии всем гражданам, независимо от их положения в обществе; законодательное регулирование минимальной оплаты труда независимо от форм собственности предприятий; поддержку формирования рыночной и финансовой инфраструктуры во всех регионах;гарантии предпринимателям и инвесторам (включая зарубежных) в соблюдении установленных законом правил деловых отношений; поддержку формирования федеральных и региональных систем страхования, включая страхование предпринимательских и инвестиционных рисков; условия для создания региональных и межгосударственных рынков ценных бумаг, рынков недвижимости, специализированных оптовых рынков и ярмарок.

Усиление государственного регулирования немыслимо без создания соответствующей институциональной среды и формирования новых управленческих структур. Целесообразно принять закон о государственном регулировании, в котором была бы сформирована система основополагающих документов, порядок их разработки, согласования и утверждения, определены государственные органы, ответственные за их подготовку и реализацию.

Таким документом, как нам представляется, могла бы стать «Общенациональная стратегия возрождения России», которая должна вноситься Правительством РФ, одобряться Федеральным Собранием и после утверждения Президентом РФ иметь статус федерального закона. Этот документ должен содержать целевые установки на период 5-10 лет, приоритеты развития экономики и социальной сферы, задачи и методы мобилизации ресурсов, важнейшие направления их использования.

Учитывая исключительную важность и комплексный характер задачи, целесообразно создать ряд органов управления, имеющих высокий надведомственный статус: Политико-экономический Совет России, возглавляемый Президентом и включающий в свой состав членов Президиума Правительства, руководителей крупнейших субъектов Российской Федерации и комитетов Государственной Думы; Комиссию по мобилизации финансовых ресурсов во главе с Председателем Правительства; Комиссию по привлечению инвестиций, во главе с вице-премьером, отвечающим за экономику.

Контроль за исполнением «Общенациональной стратегии возрождения России» должны осуществлять Государственный Комитет или Комиссия, неподведомственные Правительству РФ. Членов такого Комитета (или Комиссии) и руководителей его региональных отделений целесообразно избирать Государственной Думой на достаточно продолжительный срок. С этой целью можно принять Федеральный закон «О государственном контроле», который определил бы задачи, принципы и методы контроля, порядок формирования и компетенцию органов, осуществляющих его, меры, применяемые к лицам и организациям, не выполняющим закон о «Общенациональной стратегии возрождения России».

Усиление роли государственного регулирования предъявляет повышенные требования к прогнозу и обоснованию наиболее рациональных путей развития экономики и социальной сферы. В условиях перехода к рыночной экономике речь идет не о создании системы планирования, а о выработке методов предвидения возможных результатов движения по тому или иному сценарию развития.

Система прогнозирования, как нам представляется, должна включать краткосрочные (на один-два года), среднесрочные (4-5 лет) и долгосрочные (10-15 лет) прогнозы.

Краткосрочные прогнозы призваны служить основой для оперативного управления и содержать характеристики всех основных аспектов воспроизводства: баланс трудовых ресурсов, занятость населения, финансовый баланс, объем инвестиций с выделением их основных источников, развитие экономики, спроса и предложения на важнейшие виды продукции, товарооборот, размер инфляции, индексы цен и другие показатели, в совокупности дающие достаточно полное представление о развитии всех отраслей и сфер хозяйства. Кроме того, в краткосрочных прогнозах должны определяться инструменты экономической политики: ставки рефинансирования, курс рубля, система налогов, таможенные тарифы, нормативы амортизации и т.п. На основе такого разрабатывается проект федерального бюджета на очередной год.

Задачей среднесрочного прогнозирования является выявление ожидаемых диспропорций и узких мест, затрудняющих социально-экономическое развитие страны, поиск путей использования имеющегося потенциала отраслей и регионов, определение новых эффективных направлений развития производства, открывающихся вследствие научно-технического прогресса и эволюции мирового рынка.

На основе вариантного среднесрочного прогноза должны быть обоснованы и экономически оценены различные пути повышения конкурентоспособности и инве-стиционной привлекательности национальной экономики, а также отраслевые и региональные приоритеты, направления научно-технического и социально-экономического развития страны. Прогнозные расчеты могут служить базой для государственной политики социально-экономического развития страны на среднесрочный период, которую после широкого обсуждения в обществе и согласования основных позиций с субъектами Российской Федерации целесообразно утверждать в Государственной Думе. На основании данных прогноза и принятой государственной политики могут разрабатываться целевые программы, а также определяться направления совершенствования экономического механизма.

И краткосрочные, и среднесрочные прогнозы должны иметь развернутый региональный разрез и разрабатываться совместно с субъектами Российской Федерации, каждый из которых может составлять аналогичные прогнозы по хозяйству, расположенному на его территории.

Долгосрочное прогнозирование имеет целью учесть глобальные тенденции научно-технического и экономического развития, а также возможные геополитические изменения и их влияние на положение России в мировом сообществе, выбрать наиболее перспективные варианты специализации в общемировом разделении труда и обосновать пути приближения к цивилизованным странам по уровню социального развития.

Учитывая опыт предплановых обоснований советского времени, было бы целесообразно сформировать систему долгосрочного прогнозирования, состоящую из четырех блоков: прогноза макроэкономических показателей и участия России в мировом рынке; прогноза научно-технического прогресса и его социально-экономических последствий; прогноза территориального развития России и социально-экономического развития регионов; прогноза населения, его занятости, расселения.

В зависимости от формы собственности могут использоваться технологии планирования разной степени жесткости. По отношению к казенным предприятиям, по обязательствам которых государство несет полную ответственность, необходимо применять процедуры директивного управления в соответствии с установленными государством целями их развития. По отношению к предприятиям, за деятельность которых государство несет ограниченную ответственность, процедура планирования должна быть менее жесткой и охватывать главным образом принятие решений по управлению активами и инвестиционной политикой.

Планы развития государственного сектора должны сочетаться с программами социально-экономического развития страны в целом. Причем госсектор призван выполнять роль локомотива в осуществлении приоритетов экономического развития. Нельзя сводить его роль к функциям собеса и поддержки убыточных предприятий. В сегодняшних условиях государству еще долго придется брать на себя ответственность за развитие наукоемких отраслей, формирующих главный потенциал экономического роста.

Государственный сектор должен стать источником стабильности экономики, что выдвигает достаточно серьезные требования к прогнозу его развития. В частности, соответствующие государственные органы должны отслеживать формирование инвестиционной программы предприятий госсектора, в том числе тех из них, где государство владеет лишь частью акционерного капитала. При этом нельзя допускать перемещения спроса предприятий госсектора за рубеж — размещение заказов на изготовление оборудования, капитальное строительство, а также поставки комплектующих изделий и сырья должны быть связана преимущественно с внутренним рынком. Для этого целесообразно ввести процедуру защиты и утверждения в соответствующих правительственных ведомствах производственных и инвестиционных программ предприятий госсектора. Последние призваны не просто контролировать формальное соответствие этих программ требованию размещения заказов на внутреннем рынке, но и содействовать их оптимизации, выполнению требований конкурсности и эффективности соответствующих закупок, помогать предприятиям в установлении выгодных кооперационных связей.

Программы размещения заказов, планы развития производства и инвестиций, использование фондов амортизации принадлежащих (в том числе частично) государству предприятий должны проходить процедуру утверждения в компетентных правительственных ведомствах. Прежде всего, это касается естественных монополий, таких как РАО «ЕЭС России», «Газпром», МПС, «Связьинвест» и других. Кроме того, финансовое и расчетное обслуживание принадлежащих государству предприятий должно вестись государственными коммерческими банками, которые расширят таким образом свои возможности. Среди других задач государственный контроль над этими предприятиями должен препятствовать неэффективному и нецелевому использованию их активов, размещению заказов за рубежом при наличии отечественных аналогов, а также способствовать оптимизации и полному использованию имеющихся возможностей развития.

Активизация инвестиционной политики государства

Важнейшая государственная задача сегодня — повышение инвестиционной активности. Только многократное увеличение вложения капитала в реальную экономику позволит возродить на новой технологической основе конкурентоспособные отрасли, создать центры роста наукоемких производств, поднять сельское хозяйство, перевооружить транспорт и другие отрасли.

Непременным условием повышения инвестиционной активности является постепенная стабилизация социально-политической обстановки в обществе, создание действенного механизма мобилизации отечественных финансов (предприятий и населения), привлечение капитала из-за рубежа. При этом государство призвано обеспечить: снижение налогов на прибыль, повышение норм амортизации и контроль за правильным использованием предприятиями амортизационных отчислений; создание федерального и региональных гарантийных фондов, концентрацию в них части средств федерального и регионального бюджетов, а также активов государственных предприятий и предоставление прав сдачи под залог, в концессию или аренду инвесторами государственного имущества, земель и месторождений полезных ископаемых по согласованию с соответствующими государственными нормами; поддержку страховых компаний и финансово-страховых объединений, специализирующихся на страховании инвестиционных рисков; развитие системы специализированных федеральных и комплексных региональных лизинговых компаний, обеспечивающих на льготных условиях современной техникой в первую очередь сельское хозяйство, а также малые и средние предприятия различных отраслей; принятие мер к инвесторам, приобретающим акции приватизированных предприятий на условиях инвестиционных конкурсов и не выполняющим свои обязательства; широкое внедрение на местах ипотечного кредитования, выпуска материально обеспеченных займов и других форм мобилизации денежных средств населения на финансирование жилищного строительства.

Важной составляющей инвестиционной политики является стимулирование притока иностранных инвестиций. В мире накоплен огромный инвестиционный капитал, а Россия представляет собой обширный и выгодный рынок его приложения. Однако чтобы он поступал во все более возрастающих объемах, государство должно обеспечить инвесторам необходимые условия и гарантии.

Сегодня важен акцент на следующих мерах государственного регулирования: принятие общенациональной стратегии развития из которой было бы ясно какие отрасли, сферы хозяйства и регионы государство собирается поддерживать в первую очередь и какие экономические механизмы будут действовать в долгосрочной перспективе; приведение законодательной и нормативной базы в инвестиционной сфере в соответствие с мировыми стандартами; обеспечение твердых и равных гарантий отечественным и зарубежным инвесторам; получение кредитных линий под поставку современного оборудования, новой техники и технологии, под реструктуризацию экономики и промышленных регионов и депрессивных отраслей; стимулирование создания международных финансовых и страховых компаний, а также консалтинговых центров, действующих в инвестиционной сфере; обеспечение льгот отечественным и зарубежным инвесторам, вкладывающим средства в приоритетные отрасли и кризисные регионы.

Основа подъема экономики — научно-технический прогресс

Серьезные разрушения произошли в научно-техническом потенциале страны, который является главным источником современного роста. Объем научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок сократился более чем в 10 раз. Учитывая, что на долю научно-технического прогресса приходится основная часть прироста национального дохода, его ослабление ведет к утрате возможностей будущего социально-экономического развития страны, роста и конкурентоспособности ее экономики на мировом рынке.

Еще сохранившийся научно-технический потенциал в рамках проводимой экономической политики остается невостребованным, крупные открытия и технологические решения годами лежат на полках мертвым грузом. Игнорирование достижений наших ученых и техников обрекает производительные силы страны на зависимость от других государств, экономику — на застой и деградацию.

Сегодня необходимо по-новому посмотреть на научную продукцию, на создание которой затрачиваются десятки миллиардов рублей. Надо провести фундаментальную инвентаризацию научных разработок, открытий и изобретений, определить работы, соответствующие мировому уровню, провести их лицензирование и предъявить на рынок научной продукции. Самые упрощенные расчеты показывают, что доход бюджета от реализации научной продукции (включая мировой рынок) сопоставим, например, с всем нефтегазовым комплексом страны.

Научно-техническому прогрессу принадлежит ключевая роль в государственном регулировании масштабов и направлений развития экономики. Современная система государственного регулирования экономики включает выбор приоритетов долгосрочного развития, создание механизма его стимулирования.

Коренное улучшение управления государственной собственностью

Пора основательно разобраться с неразберихой в управлении государственной собственностью — унитарными предприятиями, долями в капитале акционерных обществ, недвижимостью. Сегодня государственные предприятия должны четко знать, чем им заниматься, приносить прибыль. Эти предприятия должны управляться компетентными людьми, которые представляют, какую государственную задачу они должны выполнять. За убытки управляющими они должны нести ответственность, нужно исключить возможность направления полученных за проданную продукцию денег в доход создаваемых при госпредприятиях частных фирм.
Представители государства в акционерных обществах с участием государственного капитала также должны понимать свои задачи: то ли увеличивать дивиденды, направляемые в бюджет, то ли способствовать росту производственных инвестиций. Перед теми и другими надо поставить задачу: или получать прибыль и увеличивать налоговые поступления в бюджет, или наращивать производственные инвестиции.

Спустя несколько лет после завершения кампании массовой приватизации в отношении собственности сохраняется хаос, нет достоверных реестров, где она была бы зафиксирована, сохраняются неясность и споры по поводу раздела государственной собственности между федерацией и ее субъектами. Во многих случаях вызывает сомнение законность приватизации, эффективность контроля за исполнением ее условий. Совершенно не разработан механизм реприватизации. Все эти вопросы должны стоять в центре внимания государства.

Снижение непосильных для государства затрат на содержание огромной территории страны

Россия — страна уникальная. Она уникальна размерами территории (17 миллионов квадратных километров, почти в два раза больше, чем любая самая крупная страна в мире), уникальна протяженностью границ (десятки тысяч километров), уникальна природно-климатическими условиями (2/3 территории расположено в зоне экстремальных природно-климатических условий — вечная мерзлота, низкие температуры, бедность почв, мало пригодных для нормальной жизнедеятельности человека); уникальна огромной протяженностью коммуникаций (железных и автомобильных дорог, газо- и нефтепроводов, линий электропередач, телефонных сетей); уникальна низкой плотностью населения, наличием большого количества небольших населенных пунктов, весьма удаленных друг от друга, уникальна объемом первых жизненно необходимых ресурсов для всего человечества земли (земля как жизненное пространство, леса, воспроизводящие в планетарных масштабах кислород, пресная вода, углеводородное сырье) и, наконец, уникальна разнообразием национального состава населения (более 100 народов и народностей).

На развитие экономики в этих уникальных условиях Россия вынуждена тратить огромные ресурсы, что тяжелым бременем ложится на плечи государства и отвлекет от решения жизненно необходимых задач. Для уменьшения этого непосильного для нашего государства бремени может быть предложено:

во-первых, создать механизм и формы сотрудничества России с другими государствами в использовании мировым сообществом наших уникальных ресурсов, резервации территорий для расселения людей, осуществлении политики сбережения жизнеобеспечивающих ресурсов. Все страны должны участвовать в затратах на восстановление, поддержание и сбережение ресурсов, планетарного значения, необходимых для жизни всех людей на нашей земле; Мировое сообщество, заинтересованное в сохранности лесов и ресурсов пресных вод должно оплачивать России хотя бы часть расходов, обеспечивающих политику ресурсосбережения;

во-вторых, переселить людей из экстремальных районов, где затраты на обеспечение жизнедеятельности чрезмерно велики, а условия жизни весьма суровы. Мы выступаем за то, чтобы в северных районах практиковать лишь очаговые формы освоения наиболее эффективных ресурсов, обеспечивающих нормальное функционирование производства в рыночных условиях. Конечно, переселение миллионов людей — задача весьма сложная и капиталоемкая, но другого пути у нас нет, так как их содержание за счет бюджета в течение многих лет обойдется еще дороже государству и обрекает северян на жизнь полную лишений.

в-третьих, отработать и законодательно оформить механизм сдачи в аренду отдельных частей российской территории иностранным государствам, четко определив при этом условия их освоения и характер использования.

Радикальное улучшение региональной политики

За последние годы региональная проблема выросла в одну из главных проблем общественного развития России. В отличие от других эта проблема не локализована в экономической, социальной или политической сфере, она пронизывает все стороны российской жизни, усиливает кризисные процессы, усугубляет остроту национального вопроса, осложняет политические противоречия.

В своей основе региональная проблема носит глубинный характер, потому что обусловлена природными и историческими особенностями России. Одна из коренных ошибок реформаторов заключается в том, что в своих программах перехода к рыночной экономике они просто упустили из виду ее региональный аспект. Между тем переход к демократическим принципам общественной жизни и к реальному федерализму предъявляет повышенные требования к региональной государственной политике, требует активизации деятельности государства, направленной на согласование региональных и национальных интересов, на выработку территориальной стратегии, отвечающей долговременным интересам всех народов России.

Отсутствие четкой, конструктивной региональной политики нанесло стране больший урон: в десятки раз увеличился разрыв между относительно благополучными и «бедными» регионами, разрушены межрегиональные экономические связи, отдельные регионы открыто встали на путь сепаратизма, в разных концах страны возникают межэтнические конфликты, некоторые из которых перерастают в вооруженные столкновения. Все это не только обостряет кризисную ситуацию, но и прямо угрожает целостности российского государства.

Мы считаем важнейшей задачей формирование новой, сильной региональной политики, в основе которой лежит самое активное участие государства в решении региональных проблем. Кризисные явления в региональной сфере привели к тому, что сегодня экономическое пространство России настолько неоднородно, как ни в одной развитой стране мира.

Стимулируют деструктивный процесс и непродуманные действия властей. Несмотря на положения Конституции Российской Федерации о равноправии субъектов Федерации (ст. 5), о свободном перемещении товаров, услуг, финансовых средств (ст. 8) и ряд других положений, направленных на укрепление государства, до последнего времени Правительство РФ заключало эксклюзивные договора с субъектами Российской Федерации и предоставляло им индивидуальные льготы. Руководители субъектов Российской Федерации устанавливают свои правила торговли и ограничения на вывоз товара. До сих пор далек от завершения процесс распределения компетенции между федерацией и ее субъектами в том числе и по важнейшим вопросам собственности на природные ресурсы.

Все больший размах приобретает дезинтеграция в правовой сфере. По далеко не полным официальным данным на местах принято более 20 тыс. правовых актов (законов, распоряжений губернаторов и т.п.), не соответствующих Конституции РФ и федеральным законам. Поэтому не на пустом месте появились идеи старого нашего «друга» Бжезинского о разделении России на три части (европейскую, сибирскую и дальневосточную) или же рекомендация посла США в России о создании «особого статуса Сибири». К этому объективно подталкивает вся деятельность (или вернее бездеятельность) реформаторов в региональной сфере государственной политики.

Наиболее яркое проявление отсутствия целенаправленной региональной политики — появление обширных кризисных зон, где наблюдается наиболее глубокий спад промышленного и сельскохозяйственного производства, с массовой безработицей и нищетой населения, напряженными межэтническими отношениями.

По сочетанию этих факторов на территории России сложилась несколько кризисных зон: зона Севера, где сотни тысяч людей остались без работы и не имеют возможности переехать в другие регионы; центр Европейской части, где кризис предприятий ВПК и легкой промышленности лишил работы и минимальных средств существования миллионы людей; Северный Кавказ, где наряду с общими экономическими бедами миллионы людей страдают от войны в Чечне. В кризисном положении находятся также регионы юга Сибири, не обладающие необходимым финансово-экономическим потенциалом.

Причины бедственного положения десятков миллионов граждан, проживающих в кризисных районах, различны, но есть одна общая — отсутствие рациональной региональной государственной политики. То, что именно государство должно решать региональные проблемы, очевидно, так как чисто рыночные методы ведут только к их обострению.

Перелом негативных тенденций может произойти при условии тщательно взвешенной консолидированной политики государства и конструктивных сил общества.

Основой такой политики должна послужить научно обоснованная стратегия территориального развития России, которая формируется под воздействием глобальных мировых процессов с учетом места России в межконтинентальных коммуникациях и роли макрорегионов в территориальном разделении труда.

Учитывая быстрый экономический рост стран Юго-Восточной Азии, глобальные процессы могут привести к обособлению и противостоянию главных мировых экономических группировок: объединенной Европы, Северной Америки и Юго-Восточной Азии. В этом случае, если Россия будет продолжать двигаться нынешним курсом экономической открытости и почти неограниченной самостоятельности регионов, то ослабленным внутренним интеграционным силам вряд ли удастся противостоять мощным силам, разнонаправленным внешним притяжением, разрывающим экономическое пространство страны.

Альтернативное развитие ситуации — усиление интеграции между конкурирующими мировыми экономическими центрами. В этом случае Россия может выступить интегратором, своеобразным скрепом крупнейших мировых экономических группировок. Для этого необходимо, в частности, осуществить грандиозные проекты создания транспортных коридоров между Европой, Восточной Азией и Северной Америкой.

Очевидно, что для России второй вариант развития глобальной ситуации предпочтительнее. Но в любом случае получить положительные результаты мы сможем при условии активной и целенаправленной государственной политики.

Другой глобальной общемировой процесс — переход на парадигму устойчивого развития, основной целью которого является забота о создании необходимых условий для жизни будущих поколений. Россия, располагающая огромной территорией, одной третью лесных массивов планеты, одной пятой частью запасов пресных вод, является основным стратегическим резервом для выживания всего человечества. В относительно недалеком будущем один из основных наших недостатков — слабая освоенность территории может превратиться в мощный дополнительный ресурс развития. Однако для этого государство должно взять под свой контроль использование разнообразных природных ресурсов.

Интересы федерального центра и регионов

Стержнем региональной политики должен стать процесс согласования, увязки интересов федерации и регионов. Провозглашенная на словах установка на перенесение центра тяжести реформирования в регионы оказалась лживой по форме и неправильной по содержанию. Лживой по форме потому, что регионам не были переданы в необходимом объеме полномочия по распоряжению финансовыми ресурсами. И неправильной по существу потому, что усиление экономической самостоятельности регионов без соответствующего увеличения консолидирующего влияния государства ведет к его ослаблению и распаду. В распоряжении государства должны оставаться экономический «центр тяжести», базовые и инфраструктурные отрасли, объединяющие все регионы, несмотря на их разнообразие. Причем объединяющие не административным принуждением, а с помощью экономического интереса.

Такими центрами притяжения и консолидации могут быть топливно-энергетический комплекс Сибири, цветная металлургия Урала, Восточной Сибири и Дальнего Востока, высокотехнологичное машиностроение Санкт- Петербурга, Центрального района, Поволжья и Урала. Индустриальные центры этих районов, формировавшиеся в течение многих десятилетий в результате усилий всей страны, теперь должны поработать на благо всех регионов, стать той опорной конструкцией, на которую может опираться формирование федеративного государства.

В условиях России исключительно важную роль приобретает государственная политика цен и тарифов в электроэнергетических системах, на железнодорожном и водном транспорте, которые во многом определяют издержки производства, влияют на межрегиональные связи и условия жизни населения. Поддержание на всей территории нашей страны единого экономического пространства требует соответствующей политики на транспорте и в области связи. В частности, для районов Севера и Дальнего Востока целесообразно восстановить субсидии на транспортные перевозки и услуги связи. Для обеспечения единого экономического пространства необходима и соответствующая политика в электроэнергетике, восстановление единой электроэнергетической системы страны. Только реально регулируя базовые отрасли и естественные монополии, государство может активно влиять на политику регионов, получивших большую самостоятельность, и обеспечивать необходимую их интеграцию в рамках единого экономического пространства. Причем это будет не возврат к прежнему единому народнохозяйственному комплексу, не реинтеграция, а новая интеграция, формирование нового хозяйственного комплекса страны на основе сочетания общенациональных и региональных интересов, государственных и рыночных методов хозяйствования.

Активная государственная «политика невозможна без выделения приоритетов. В действующих программах ставятся задачи поддержки слаборазвитых и депрессивных регионов, на это нацелен и механизм финансово-бюджетного перераспределения ресурсов, поступающих в виде трансфертов в регионы с низкой бюджетной обеспеченностью. Это политика временщиков, которым нужно снять наиболее острые социальные проблемы, чтобы еще какое-то время продержаться у власти. Но что может дать такая политика в долговременном плане? По расчетам, для того, чтобы самые слабые в экономическом отношении субъекты Российской Федерации достигли хотя бы среднероссийского уровня, понадобится 30-40 лет при условии, что они будут развиваться темпами вдвое выше среднероссийских. Из этого нетрудно понять, что слаборазвитые регионы так и останутся с дефицитными бюджетами, а регионы-доноры станут всячески скрывать свои доходы от государства, которое для них ничего не делает. Необходимо так выстроить государственную политику, чтобы для опорных регионов, обладающим хорошим потенциалом и благоприятными природно-экономическими предпосылками, были созданы условия для ускоренного роста.

В настоящее время это страхование инвестиционных рисков на основе системы гарантийных фондов, государственная поддержка ведущих предприятий на мировых фондовых и товарных рынках, участие государства в финансировании прорывных научных направлений. Различные виды государственной поддержки должны оказываться прежде всего тем производствам и регионам, которые играют ключевую роль в обеспечении экономической безопасности государства и подъеме национальной экономики.

Поддержка регионов, обладающих хорошими потенциальными возможностями, не потребует больших финансовых затрат, но позволит быстрее достигнуть стабилизации и подъема экономики всей страны. При этом возрастут возможности межрегионального перераспределения ресурсов и создания условий для саморазвития отстающих регионов.

Таким образом, региональная политика в условиях России не может ограничиваться распределением нищенских пособий отстающим регионам. Главное ее назначение — мобилизовать возможности использования богатейших ресурсов и разнообразных условий регионов для получения максимального экономического эффекта и минимизировать негативные проявления региональных кризисов.

На территориях, которые находятся в особо сложных условиях по объективным причинам их географического положения (в частности, районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности, зоны радиоактивного заражения, Калининградская область, другие удаленные регионы), важен льготный режим хозяйственной деятельности, включающий снижение ставок налога на добавленную стоимость, предоставление новым предприятиям налоговых «каникул», а при определенных условиях — создание свободных экономических зон с льготами по таможенному режиму.

Одним из важнейших условий ускорения процесса подъема экономики слаборазвитых регионов является пересмотр налоговой политики. Все признают, что действующая налоговая система душит на корню всякое производство, в том числе и малое предпринимательство, которое могло бы развиваться в любом слаборазвитом регионе. Но определенные силы не хотят сделать принципиально важное изменение — переориентировать налоговую систему на рентные платежи. Увеличение ренты за использование природных ресурсов и ее изъятие по месту их добычи обеспечило бы более справедливое территориальное распределение бюджетных доходов. Кроме того, мы считаем, что в систему таких платежей наряду с рентой на природные ресурсы следует ввести территориальную ренту, зависящую от места размещения предприятий. Доказано, что предприятия и фирмы, находящиеся в крупных городах, имеют дополнительный доход не менее 10% в производственной сфере и более 20-25% в сфере обслуживания. Поскольку вся инфраструктура этих городов в течение многих десятилетий создавалась с участием государства, вполне разумно часть этой сверхприбыли изъять и сконцентрировать в Фонде регионального развития, средства которого могли бы использоваться на создание инфраструктуры слаборазвитых районов.

В арсенале действующих методов регулирования территориального развития одно из основных мест занимают федеральные целевые программы. Однако и они скорее имитировали активность Правительства, чем выполняли реальные управленческие функции. Во-первых, финансирование намечаемых мероприятий осуществляется в пределах 10-20%, что разрушает программу в первый же год ее существования. Во-вторых, многочисленные отраслевые, социальные и экологические программы никак на территории не увязываются. В результате разрозненные мероприятия даже в случае их реализации не способствуют комплексному развитию хозяйства региона и вместо пользы могут наносить вред.

Необходимо коренным образом изменить эту порочную практику и перейти к разработке целевых программ, обеспечивающих комплексное экономическое и социальное развитие регионов и содержащих механизм привлечения инвестиций главным образом за счет средств предприятий и кредитных ресурсов.

Региональные проблемы нельзя решать, не зная долгосрочной перспективы и не просчитав возможных долговременных последствий. Поэтому основой для региональной политики должны служить научные обоснования развития и размещения производительных сил как в масштабах всего государства, так и по каждому субъекту Российской Федерации.

С ликвидацией планирования одновременно разрушена и система предплановых обоснований, которая на 15-20 лет определяла пути решения проблем развития регионов. Мы исходим из необходимости восстановить систему прогнозных научных обоснований социально-экономического развития. Она должна включать региональные исследования, оценивающие различные варианты долгосрочного территориального развития России и определяющие наиболее целесообразные направления экономического и социального развития каждого региона страны.

Финансирование таких работ — дело государственное, оно не может быть отдано рыночной стихии. В то же время сами разработки должны выполняться научными организациями на конкурсной основе.

Усиление государственного регулирования территориального развития не может быть обеспечено без коренной перестройки системы государственных органов управления. В настоящее время действенная вертикаль власти отсутствует, а главным федеральным центром, тесно взаимодействующим с субъектами Российской Федерации, является Министерство финансов РФ. Такое положение приводит к дальнейшему гипертрофированию роли финансовой сферы.

Нам представляется, что на базе Министерства экономики РФ должен быть создан такой институт власти, который бы в комплексе рассматривал проблемы воспроизводства на макроуровне и в соответствующем ключе мог работать с регионами. При этом речь не идет о восстановлении директивного планирования. Главная задача этого органа — определять основные пропорции и приоритеты, обеспечивающие ускоренный экономический рост, социальное развитие и национальную безопасность. Методы реализации таких приоритетов могут быть различными, в том числе и чисто рыночными.

Необходимо четкое разграничение полномочий между федеральными и региональными властями в части регулирования хозяйственной деятельности и обеспечения социальных гарантий. Соблюдая уже предусмотренные законодательством принципы обеспечения функционирования на всей территории страны единого экономического пространства, предполагающие концентрацию соответствующих функций в Центре, целесообразно расширять полномочия региональных и местных (муниципальных) органов власти по вопросам организации землепользования, защиты прав потребителей, регулирования рынка недвижимости, имеющим региональную специфику и непосредственно связанным с обеспечением потребностей населения. В целом организацию вертикальных управленческих структур и распределение функций по региональным уровням следует исходя из интересов государства и граждан России, которые должны обеспечиваться на территории всех субъектов Российской Федерации.

Преобразование административно — территориального устройства России

Провозгласив федеративное государство, реформаторы ничего не сделали по совершенствованию территориальной структуры государственного устройства. В условиях централизованной экономики большое количество административных единиц не мешало их экономическому развитию, поскольку регионы не обладали какими-либо серьезными правами в экономике и финансовой сфере, а большая часть бюджетных ресурсов распределялась из центра, исходя из общегосударственных задач. С переходом к рыночным отношениям и передачей полномочий по развитию всей социальной сферы в регионы ситуация коренным образом изменилась. Сейчас требуется, чтобы каждый субъект Российской Федерации имел достаточную налоговую базу для формирования доходов своего бюджета, но для этого необходим соответствующий экономический потенциал.

Не менее важен и другой аспект — политический. В условиях унитарного государства нормы представительства территориальных образований в общегосударственных органах не имели принципиального значения, поскольку сами представительные органы выполняли, по существу, формальные функции. Сейчас палаты парламента принимают законы, оказывающие непосредственное влияние на экономику того или иного региона. В этих условиях совершено абсурдно, когда нормы представительства регионов в десятки раз различаются между собой в зависимости от величины и статуса субъекта Российской Федерации.

Мы считаем, что не может долго существовать и успешно развиваться государство, состоящее из 89 субъектов федерации шести типов (республика, край, область, автономный округ, автономная область, город федерального значения), которые к тому же различаются на два порядка по численности населения, экономическому потенциалу и возможностям развития.

Наша программа исходит из того, что Россия станет более управляемой, если на ее территории будет образовано 20-22 территориальных единицы с численностью населения от 5 до 10 миллионов человек каждая и примерно равным экономическим потенциалом. Это позволит ликвидировать огромные различия в уровнях развития регионов, сократить необходимость межрегионального перераспределения ресурсов, создать условия для цивилизованного решения межнациональных проблем, реально включить механизмы саморазвития каждого региона. Целостность государства от этого только выиграет, повысится и консолидация общества.

Приглашаем Вас принять участие в работе нашего журнала! Присылайте предложения о сотрудничестве, по тематике материалов, свои статьи и замечания на . Также приглашаем Вас принять участие в организуемых журналом мероприятиях (конференциях, круглых столах, обсуждениях).

Б
азовой основой стратегическогосоциально-экономического развития России, являются оценка негативного социально-экономического состояния России, выявление его причин и предложение эффективных инструментов, обеспечивающих принципиальное переустройство и интенсивное развитие экономики страны.

Останавливаясь на социально-экономическом состоянии страны, следует отметить, что российский капитализм создан не за счет капитала, труда и умения отдельных предпринимателей, а за счет присвоения общенародной собственности с нарушением цивилизованных и моральных правил.

Общенародная собственность в виде природных ресурсов в России фактически передана в частную собственность отдельных олигархов, что лишает экономику в целом необходимых производственных возможностей для ее эффективного функционирования .

Фактически частная собственность на сырьевые ресурсы делает экономику значительно более заинтересованной в их спекулятивном, нежели производственном использовании. При этом за счет полученной валютной выручки приобретается большая часть товаров народного потребления, которая затем перепродается населению по резко завышенным ценам.

В свою очередь, произошло резкое расслоение экономики на две противоположные по своим экономическим возможностям стороны, завязанные на добывающие и перерабатывающиеотрасли промышленности, что привело общество к чрезвычайному расслоению на богатых и бедных. По статистическим данным, доля богатых людей составляет не более 3%, в то время как на среднее и бедное население приходится около 97%, из которых к населению с доходами ниже прожиточного минимума относятся более 40%.

В связи с этим реальными участниками внутреннего потребительского рынка из 143 — миллионного населения нашей страны являются лишь 40 миллионов человек, а остальные зарабатывают недостаточно для того, чтобы осуществлять регулярные покупки, и поэтому потребляют только товары первой необходимости. В условиях, когда покупательной способностью обладает менее 30% населения, поднять экономику страны невозможно. Залогом устойчивого экономического развития любого государства является существование широкой прослойки среднего класса.

Именно добывающие отрасли стали основой федерального бюджета, в составе которого поступления от нефтегазовых доходов составляют около 70%. В то же время сельскохозяйственные производители (например, зерна) оказались «зажаты» между интересами сырьевиков и спекулянтов-перекупщиков. Так цены на нефтегазовое сырье устанавливались очень высокими исходя из мировых цен и резко завышенному (в 1,7 раза), по оценке экономистов-аналитиков, курсу доллара, а цены на сельскохозяйственную продукцию (например, зерно) устанавливались перекупщиками для производителей на уровне себестоимости, а для конечных покупателей в три-четыре раза дороже. В результате все это ведет к убыточности сельскохозяйственных производителей и остановке производства.

Искусственное завышение курса доллара по отношению к рублю является средством фиктивного пополнения бюджета в случае снижения цен на нефть, приводящего в конечном итоге к уменьшению ВВП.

Искусственное завышение курса доллара США обесценивает рубль и удорожает стоимость импорта в рублях. В тоже время, по вышеназванным причинам, российская продукция, особенно продовольственные товары, при завышенном курсе доллара становится сильно убыточной и ее производство теряет смысл без значительных дотаций со стороны государства.

Особо следует остановиться на самой высокой в Европе налоговой нагрузке на бизнес. По различным экспертным оценкам с учетом НДПИ и целого ряда налогов и пошлин, реальные и эффективные налоговые ставки достигают 65-70%, что, хотя и обеспечивает поступление в федеральный бюджет большей части доходов добывающих нефтегазовых отраслей (50%), одновременно приводит к убыточности перерабатывающих отраслей.

Особо следует остановиться на спекулятивной экономике. И рыночная, и спекулятивная экономики имеют много общего, и, прежде всего, либерализм в сфере торговли. Разница состоит в основных принципах и экономических установках. Принцип рыночной экономики — продать побольше. Она живет с оборота, на нее влияет потребительский спрос. Спекулятивная экономика стремится продать подороже, а не больше. Она живет за счет либерального ценообразования. На нее влияет не спрос, а дефицит потребностей — нужда, необходимость. Спекуляция становится проблемой для большей части трудящихся, простых граждан, госслужащих, которые во многом помогли предпринимателям добиться их экономических свобод. Взамен они получают не обещанную честность рыночной экономики, а сговор спекулянтов-предпринимателей, гнет цен, гнет нужды.

Другой принцип рыночной экономики — «покупатель всегда прав». Принцип спекулятивной экономики — «продавец всегда прав». Если в товар с повышенной ценой не вложен труд, а лишь налоги, права, конъюнктура (не товарный дефицит) — то цена на этот товар спекулятивная. Спекулятивная экономика — а именно она у нас нынче прикрывается мифом о «рыночной экономике» — ввергает многих в нищету, превращая диктат цен в экономическую тиранию со стороны всех, кто устанавливает цены. Это и торговый капитал, и финансовый (одни ставки по ипотеке чего стоят), и производственный, и, к сожалению, государственный. Работа трудящихся оценивается дешево, а результат этой работы — дорого.

Эффективное использование общенародной собственности на природные ресурсы в общенародных целях может быть осуществлено непосредственно только государством при наличии крайне необходимого общественного контроля с привлечением к организации производственного процессаинтеллектуальных высокообразованных специалистов из академии наук и ряда научно-исследовательских институтов . В результате российская экономика будет превращаться из спекулятивной в научно-производственную за счет перехода от олигархического либерально-демократического к социал-демократическому управлению. Что касается рыночной экономики, то она может иметь место применительно к производству товаров народного потребления, включая сельскохозяйственную продукцию и другие товары народного потребления при этом на сложившийся период экономического развития, характеризующийся отсутствием необходимых средств производства и достаточного потребительного спроса, необходимо соответствующее государственное обеспечение.

Согласно проведенных российскими экономистами статистических исследований, деградация российской промышленности, падение ее конкурентоспособности не только на внешнем, но и на внутреннем рынке, особенно когда это относится к обрабатывающим отраслям, проявляется в:

  • катастрофическом износе основных производственных фондов (средний их возраст увеличился с более чем 8 лет в 1970 г. до более чем 25 лет — в 2011 г., а доля технологического оборудования в возрасте от 16 до 35 лет в реальном секторе экономики возросла почти до 80%);
  • ничтожной доле высокотехнологичных отраслей промышленности в ВВП России. Она составляет менее 2%, тогда как, например, в Китае она превышает 24%;
  • падении доли высококвалифицированных рабочих кадров в современной России — главного ресурса экономики современного типа. По экспертным оценкам, она колеблется между 3% и 5% общего числа рабочих против 40-50% — в развитых странах. Причем в развитых странах многие из них имеют дипломы о высшем профессиональном образовании. Так, например, 80% рабочих компании южнокорейской компании «Samsung» имеют университетские дипломы.
  • <